1298384511_anketАвторитетные на местах, владеющие знаниями и навыками традиционного характера, на­копленными поколениями, нынешние вожди в то же время вполне цивилизованные граждане, действую­щие в суверенных государствах. Да и сам облик тра­диционного вождя претерпел заметную эволюцию как по внешним признакам, так и в характере взаи­моотношений с государственной властью.

Конечно, многие из них, живущие в современной африканской глубинке, все еще воплощают архаику прежних вре­мен. Тем не менее институт вождей испытан време­нем. Он достаточно стоек и одновременно гибок, легко приспосабливается к общественным переменам. Вероятно, это одна из причин, по которой для сту­денчества весьма привлекательным является совре­менный тип вождя — человека с образованием, осу­ществляющего на местах хозяйственно-организаци­онные, ритуальные, судебные и другие функции, без­укоризненно вписывающегося в современную систе­му управления государством, добросовестного, ра­деющего за сохранение обычаев, традиций, культур­ного наследия своего народа.

Описывая современную ситуацию в Гане, Ю.В.Са­вицкий упоминает среди прочего, что нынешний вер­ховный вождь ашантийцев — юрист, получивший об­разование в Лондоне, имеющий богатую адвокатскую практику, свободно владеющий иностранными языка­ми, регулярно выезжающий в европейские страны. Этот асантехене — человек с солидными доходами, занимаю­щийся частным бизнесом. Тот же автор приводит дру­гой любопытный пример избрания вождем одной из се­верных провинций Ганы — Аддо Навро-Пио — выпуск­ника Сельскохозяйственной академии им. К.А.Тимирязева, кандидата наук, продолжительное время жившего с семьей в Москве. Будучи избранным традиционным вождем своего народа, он немедленно оставил прежние занятия, вернулся на родину, «чтобы добросовестно вы­полнять свои обязанности».

Небезынтересны  и результаты ис­следования, в котором студентам нескольких универ­ситетов Западной Африки был задан вопрос: «Какую, по Вашему мнению, политику должен проводить за­падноафриканский политический деятель: а) пола­гаться на традиционные политические институты; б) опираться в своей деятельности на современные по­литические институты; в) попытаться использовать ра­зумное сочетание традиционных и современных поли­тических институтов?» Лишь 8 % студентов высказались за первый вариант деятельности политического лидера, 10 % — за второй и 82 % опрошенных — за эффектив­ность сочетания обоих типов институтов власти.Такая позиция по отношению к традиционным со­циально-политическим структурам, разделенная ос­новной массой опрошенных студентов, видимо, не случайна и является отражением общего процесса реставрации традиционного фактора в социокультур­ной жизни континента, сложного переплетения эле­ментов детрибализации с возрастающим ощущением принадлежности к определенной этнической группе.

С другой стороны, подобная двойственность в оценках свидетельствует о сложном комплексе взаи­модействия студента как выразителя и носителя куль­турных традиций своего народа и одновременно со­временного уровня общественного развития. Что ка­сается собственно университетской жизни, то здесь часто этнический фактор проявляется как в форме полуиерархической зависимости различных этниче­ских групп с отчетливо выраженной престижностью представителей лидирующих в стране  этнических общностей, так и в особен­ностях быта и поведения отдельных этнических групп в университетских стенах.